От Мопассана до Бухенвальда

Фильмы Михаила Ромма

Михаил Ромм родился в 1901 году в Иркутске. Известно, что дед его был владельцем типографии в Вильне. Когда мальчик появился на свет, его отец, один из старейших русских социал-демократов, отбывал ссылку в Сибири, по окончании которой семья переехала в Москву.

После Гражданской войны Михаил поступил в Высший художественно-технический институт на факультет скульптуры, который тогда вёл знаменитый Сергей Конёнков. По окончании учебного заведения юноша получил экзотическую по современным меркам, но отвечавшую духу времени специальность скульптора и переводчика. Началась бурная жизнь, типичная для творческого человека 1920-х: литературные и театральные подработки, газетный труд, написание киносценариев, переводы с французского.

Более тесно Ромм соприкоснулся с киномиром, когда стал научным сотрудником по вопросам кино в Институте методов внешкольной работы. В 1931 году он пришёл в кинематограф окончательно, начав работать на «Совкино» (позднее киностудия «Мосфильм»). Там состоялся его дебют как сценариста и ассистента режиссёра.

Холодная «Пышка»

В 1933 году Ромму предложили экранизировать рассказ Ги де Мопассана «Пышка» — историю из франко-прусской войны 1870–1871 годов о девице лёгкого поведения, отказавшей в ласках прусскому офицеру из патриотических убеждений. Своей первой самостоятельной работой молодой ассистент режиссёра оказался обязан тяжёлому положению кинокомпании «Москинокомбинат».

«Пышка». Кадр из фильма

«В апреле 1933 года меня вызвал директор и сказал, что если я возьмусь написать за две недели сценарий немой картины, в которой было бы не свыше десяти дешёвых актёров, не больше пяти простых декораций, ни одной массовки, и со сметой, не превышающей 150 тысяч, то мне дадут самостоятельную постановку»

Михаил Ромм

Ромм принял условия и блестяще справился с задачей. Не без влияния теории унанимизма, разработанной французским писателем Жюлем Роменом, Ромм нарисовал сатирический портрет, в котором представил многоликих представителей буржуазного класса как единого персонажа.

Из-за бюджетного дефицита съёмки проводились в неотапливаемом павильоне, где даже не было пола, а из-за ведущейся стройки не раз приходилось снимать в ночную смену. В «Пышке» сыграла свою первую роль в кино Фаина Раневская. Замерзая от холода, актриса дала себе обещание больше никогда не сниматься в кино. К счастью, она его не сдержала.

Фаина Раневская
в эпизодической роли тапёрши
в фильме «Александр Пархоменко»
Фаина Раневская

Фаину Раневскую часто именуют «королевой второго плана». При всей своей популярности актриса не сыграла ни одной главной роли в кино. Однако её второстепенные персонажи всегда хорошо запоминались зрителям: скандальная Ляля в «Подкидыше (1939), экономка Маргарита Львовна в «Весне» (1947), а особенно — коварная мачеха в «Золушке» (1947). Узнаваемость стиля Раневской помогала творить яркие образы даже из закадровых озвучек: именно её голос с характерным тембром и интонациями создал ту самую «домомучительницу» фрекен Бок в мультфильме «Карлсон вернулся» (1970).

«Тринадцать»

В 1936 году руководство СССР, находясь под впечатлением от вестерна «Потерянный патруль» Джона Форда, выступило с предложение создать советский ремейк картины. Снять «истерн» (тогда такого термина ещё не существовало) под названием «Тринадцать» (1937) доверили Михаилу Ромму, который уже зарекомендовал себя как режиссёр пусть молодой, зато умеющий создавать оригинальные картины в сложных условиях.

А задачи ему предстояло решать и вправду непростые. Съёмочная группа на девять месяцев выехала в экспедицию в безжизненную пустыню Каракумы. От жары сползала эмульсия с плёнки, и оплаченные тяжёлыми лишениями кадры пропадали в буквальном смысле слова. Чтобы спасти плоды трудов группы, Ромм приказал держать коробки с плёнкой в специально выкопанном колодце со льдом.

Ремейки ремейков

«Потерянный патруль».
Режиссёр Джон Форд.
Кадр из фильма
«Сахара» (1943).
Режиссер Золтан Кодра.
Кадр из фильма
«Сахара» (1995).
Режиссер Брайан Тренчард-Смит.
Кадр из фильма


Вышедший на экраны в 1934 году «Потерянный патруль» был ремейком британского немого фильма 1929 года, снятого по мотивам рассказа Филипа Макдональда «Патруль». В своих «Тринадцати» Ромм повторил сюжетную канву оригинала (герои защищают колодец от превосходящих сил противника), перенеся действие из Аравийской пустыни в Среднюю Азию и заменив англичан с арабами на красноармейцев и басмачей. Через девять лет фильм Ромма послужил основой для картины американского режиссера Золтана Кодры «Сахара» (1943) с Хэмфри Богартом, по которой, в свою очередь, режиссёром Брайаном Тренчард-Смитом был снят ремейк «Сахара» (1995) с Джеймсом Белуши.

Два Ленина

В 1936 году две киностудии — «Мосфильм» и «Ленфильм» — вели негласную борьбу за право снять фильм «Ленин в Октябре», посвященный 20-й годовщине Октябрьской революции. Партийному руководству и лично товарищу Сталину необходимо было экранное воплощение вождя мирового пролетариата на новом технологическом уровне, с использованием звука, ведь к тому времени они располагали лишь немой картиной Сергея Эйзенштейна «Октябрь».

«Ленин в Октябре» (1937).
Кадр из фильма
«Ленин в 1918 году» (1939).
Кадр из фильма

Руководство «Мосфильма» поручило решить рискованную в творческом и политическом смысле задачу Михаилу Ромму.

Режиссёру предстояло создать образы Ленина и неразлучного с ним Сталина с нуля, так как их кинематографических образов попросту не существовало. Между тем требовалось удовлетворить негласные ожидания партийного руководства и не вызвать протестов со стороны многочисленных очевидцев революционных событий.

Всё производство фильма, от начала съёмок до финального монтажа, уложилось в три месяца: неслыханные сроки даже для современной киноиндустрии. В ноябре 1937 года «Ленин в Октябре» был с восторгом принят на закрытом показе на даче Сталина, и началось его триумфальное шествие по стране. В первый же год было выпущено 900 копий, ещё через год картину показали во Франции и США. Это был оглушительный успех для Михаила Ромма и спасение от финансового банкротства для «Мосфильма», который после успеха ленты и последовавшего за ней фильма «Волга, Волга» вырвался в лидеры советской киноиндустрии.

Спустя два года Михаил Ромм повторил успех, выпустив вторую часть ленинской дилогии под названием «Ленин в 1918 году» (1939), одной из сюжетных интриг которой было покушение на Ленина, совершённое Фанни Каплан.

За каждый фильм о Ленине Ромм получил Сталинскую премию. После того как было создано советское телевидение, оба фильма начали ежегодно демонстрировать по центральному ТВ.

Впоследствии режиссеру пришлось ещё два раза возвращаться к ленинской теме в документальных фильмах «В. И. Ленин» (1949) и «Живой Ленин» (1958), собранных из кинохроники и архивных фотодокументов.

«Ленин в Октябре», первоначальная версия.
Угадайте, кого из этих людей не осталось в новых редакциях
Заслонить Сталина лампой

«Ленин в Октябре» и «Ленин в 1918 году» пережили три редакции. После смерти Сталина в 1956 году Ромм убрал из первого фильма сцены, в которых Сталин был одним из главных действующих лиц, и пояснительные титры о продолжительных беседах Ленина и Сталина. В 1963 году Ромм создал третью редакцию «Ленина в Октябре», удалив остатки сцен со Сталиным оригинальными техническими средствами: в кадре Сталин перекрывался доснятыми перед экраном персонажами или даже настольной лампой. В остальных сценах упоминания о Сталине были вырезаны или переозвучены. «Ленин в 1918 году» подвергся редактированию только один раз.

Борис Щукин

Считается, что важной составляющей успеха ленинской дилогии стал угаданный Роммом кинообраз Ленина, на долгие годы ставший каноническим. Найденный для этой роли вахтанговский актер Борис Щукин поначалу отказывался от роли: она была непривычна для него. Прежде он играл кюре в «Чуде святого Антония» по пьесе Метерлинка, Полония в «Гамлете» и Льва Гурыча Синичкина в одноимённой комедии-водевиле. Однако именно роль Ленина в роммовских картинах стала судьбоносной для актёра.

Борис Щукин в роли Тартальи
в спектакле “Принцесса Турандот (справа)
«Мечта» (1941). Кадр из фильма
Мечта Человека №217

В своём творчестве сам Михаил Ромм выделял как самые важные для себя два фильма: «Мечта» (1941) и «Человек №217» (1944) .

«Мечта» повествует о непростой жизни украинских евреев в «панской» Польше, разделённой между Германией и СССР незадолго до съёмок. В центр сюжета Ромм поместил сложный образ еврейской девушки Розы Скороход в исполнении Фаины Раневской. Увидела свет «Мечта» не сразу. Картина была закончена в 8 часов утра 22 июня 1941 года, в день начала войны. А в прокат вышла только почти два года спустя, в 1943-м, после разрыва дипломатических отношений между Советским Союзом и польским правительством в изгнании, которое до того считалось союзником СССР по антигитлеровской коалиции.

«Человек №217» (1944), снятый в глубоком тылу, на Ташкентской киностудии, поднимал тему человеческого достоинства в обезличенных пленниках нацистов. Этот фильм принёс Ромму не только ещё одну Сталинскую премию, но и Большой приз за лучшую режиссуру на 1-м Международном кинофестивале в Каннах (1946).

«Человек № 217» (1944). Афиша
«„Мечту“ и „Человека №217“ я делал с полной убеждённостью. Эти две картины при любых обстоятельствах я считаю „своими“ картинами — картинами, которые были мне нужны.
Я говорил в них то, что хотел сказать»
Михаил Ромм
На фронтах холодной войны

В годы холодной войны Ромм снимает политические фильмы, направленные против нового потенциального врага СССР — Соединённых Штатов.

«Русский вопрос» (1948) по одноимённой пьесе Константина Симонова рассказывал о трудной судьбе американского журналиста, не желавшего клеветать на Советский Союз.

Шпионский фильм «Секретная миссия» (1950), своего рода предшественник культового сериала «Семнадцать мгновений весны», впервые разыгрывал сюжет о сговоре между нацистами и англо-американцами, который был сорван стараниям советских разведчиков.

«Русский вопрос».
Афиша
«Секретная миссия».
Обложка DVD
«Адмирал Ушаков».
Кадр из фильма
«Корабли штурмуют
бастионы». Кадр из фильма
Время байопиков

В 50-х советский кинематограф пережил всплеск государственных заказов на костюмные биографические фильмы.

На долю Михаила Ромма достался заказ, инициированный командованием ВМФ: дилогия «Адмирал Ушаков» (1951) и «Корабли штурмуют бастионы» (1953). Адмиралам требовались картины о становлении российского флота на Чёрном море, чтобыобосновать учреждение нового ордена Ушакова в качестве главной награды ВМФ.

На главную роль адмирала Ушакова Михаил Ромм выбрал икону жанра Ивана Переверзева, уже сыгравшего Тараса Шевченко в одноимённой кинобиографии 1951 года и раскрывшего себя в сказочно-былинной ипостаси в фильме «Садко» (1952). Работа на дилогией отняла у режиссера, прошедшего через горнило политически ответственных «ленинских фильмов», много сил. Сценарий по пьесе Александра Штейна «Флаг адмирала» приходилось часто переписывать под требования вице-адмирала Кузнецова и руководства МИД СССР, корректировавшего трактовку внешней политики времен Екатерины II.

ЭСКИЗЫ костюмов и декораций к фильмам
об адмирале Ушакове
Советские байопики
«Мусоргский» (1950). Режиссёр Григорий Рошаль.
Афиша
«Жуковский» (1950). Режиссёры Всеволод Пудовкин
и Дмитрий Васильев. Кадр из фильма
«Тарас Шевченко» (1951). Режиссёр Игорь Савченко.
Кадр из фильма
«Белинский» (1951). Режиссёр Григорий Козинцев.
Афиша
«Пржевальский» (1951). Режиссёр Сергей Юткевич.
Кадр из фильма
«Михайло Ломоносов» (1955). Режиссёр Александр Иванов.
Кадр из фильма
«Урок истории». Афиша
«Убийство на улице Данте».
Кадр из фильма
«Убийство на улице Данте» и «Урок истории»

В картинах «Убийство на улице Данте» (1956) и «Урок истории» (1957) Михаил Ромм вновь возвращается к ставшей для него ключевой теме преступлений нацизма. В «Уроке истории» заново поднята тема загадочного поджога рейхстага и последовавшем за ним процессе над коммунистами.

В «Убийстве на улице Данте» о расследовании преступлений коллаборационистов, похожем на французский детектив, свои первые роли в кино сыграли Михаил Козаков, Валентин Гафт и Иннокентий Смоктуновский. После этих фильмов в творчестве Михаила Ромма наступают пять лет киномолчания.

Самое шестидесятническое кино


После пятилетнего перерыва Ромм снимает интеллектуальную драму «Девять дней одного года» (1962). Фильм открыл совершенно новый период в творчестве режиссёра.

Для картины с рабочим названием «365 дней» по сценарию, написанному им совместно с Даниилом Храбровицким, Михаил Ромм собрал молодых актёров, с которыми раньше никогда не работал: Алексея Баталова, Иннокентия Смоктуновского, Татьяну Лаврову, Евгения Евстигнеева. Смоктуновский попал на одну из главных ролей случайно: изначально режиссер планировал физиком Куликовым сделать Юрия Яковлева, но тот попал в больницу накануне начала съёмок.

«Девять дней одного года» стали одной из знаковых картин оттепели. Новаторской была не только проблематика в духе популярных тогда дискуссий о физиках и лириках, но и выразительные приёмы. Стремясь избавиться от однозначности, Ромм ломал прямые сюжетные связи и поверхностную логику мотивировок. Свободная композиция из девяти основных, будто бы выбранных произвольно эпизодов по-новому раскрывала личные чувства и драму героев. Режиссёр отказался от длительных и неподвижных кадров с глубинной мизансценой, применял резкие монтажные переходы внутри одного эпизода. Вместе с Дмитрием Храбровицким Ромм разработал систему «сухих», минимально интонируемых диалогов с целью заострить восприятие зрителя. Аналогичный прием был применён и по отношению к звукоряду, который режиссёр хотел избавить от театральности.

«Возьмём, допустим, разговор в ресторане, где выясняются отношения Гусева, Лёли, Куликова. Если снабдить это музыкой, немедленно всё превращается в мелодраму — только от одних звуков музыки. Отсутствие музыки, шум ножей, вилок кругом делает обстановку более бытовой и не даёт зрителю раскисать. Вот почему я совсем эту музыку выбросил»

Михаил Ромм

Начало 60-х стало расцветом оттепели в кинематографии. «Девять дней одного года» стали вровень с эпохальными картинами шестидесятников — учеников Ромма: «Летят журавли» (1957) Михаила Калатозова, «Застава Ильича» (1965) Марлена Хуциева, «Я шагаю по Москве» (1963) Георгия Данелии, и «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён» (1964) Элема Климова. «Девять дней одного года» завоевал зрительскую популярность и несколько премий, в том числе Большую премию «Хрустальный глобус» на 8-м Международном кинофестивале в Карловых Варах.

«Летят журавли». Режиссёр Михаил Калатозов.
Кадр из фильма.
«Застава Ильича». Режиссёр Марлен Хуциев.
Кадр из фильма
«Я шагаю по Москве». Режиссёр Георгий Данелия.
Кадр из фильма
«Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён».
Режиссёр Элем Климов

«Ромм показал мне „Девять дней одного года“ вскоре после завершения ленты на „Мосфильме“, в небольшом зале, и сила этой картины, сделанной по совместному его сценарию с писателем Храбровицким, ошеломила меня. Я был озадачен самим климатом ленты, когда раздумья о разных явлениях, людях, вещах становятся главной опорой и существом картины. Когда именно эти раздумья (а не обилие массовых сцен) придают картине масштабность, размах, объём. Я увидел в фильме с его приглушённым пафосом, мягкой иронией и сложным сарказмом как бы разведку пути, о котором много думал в те дни»

Евгений Габрилович, кинорежиссёр

По разным оценкам, фильм «Обыкновенный фашизм» за всё время его проката посмотрело около 40 млн зрителей. Такой аудитории не собирал прежде ни один историко-документальный фильм.

«Обыкновенный фашизм»

После «Девяти дней одного года» Ромм больше не снимает художественного кино. Его следующая работа вновь возвращает зрителя к антинацистской теме. Это документально-публицистический фильм «Обыкновенный фашизм» (1966) по сценарию, написанному режиссёром совместно с Юрием Ханютиным и Майей Туровской.

«Обыкновенный фашизм» — монтажная картина, собранная из кадров кинохроники Третьего рейха, фотодокументов о преступлениях нацизма и современных хроник. Для её создания режиссёр отсмотрел несколько сотен тысяч метров архивной плёнки, доснял ряд документальных сюжетов в концлагерях на территории Польши и Германии и сам начитал текст от автора.

Антитоталитаристский пафос фильма сконструирован посредством режиссёрского сопоставления классического фашизма и современной действительности, которое вызывало у зрителя ассоциации не только с Германией, но и с коммунистическим режимом.

«Обыкновенный фашизм». Кадр из фильма



"И всё-таки я верю».
Обложка DVD
Смерть не повод прерываться

С 1949 года и до самой своей смерти Михаил Ромм преподавал во ВГИКе, где воспитал когорту блестящих режиссеров. Его учениками были Григорий Чухрай, Андрей Тарковский, Георгий Данелия, Василий Шукшин, Динара Асанова, Никита Михалков и многие другие.

В последние годы жизни Ромм работал над документальным фильмом о глобальных вызовах, угрожающих цивилизации, под рабочим названием «Мир сегодня». Внезапная смерть в 1971 году прервала его работу, но не смогла остановить выход фильма. Его закончили Элем Климов, Герман Лавров и Марлен Хуциев. В 1974 году он вышел в прокат под названием «И всё-таки я верю». В кадре звучал авторский текст, надиктованный самим Роммом незадолго до смерти. Режиссер успел озвучить предполагаемые кадры мировых войн и атомной бомбардировки Хиросимы. После этих эпизодов перед зрителем на экране появлялся текст: «Здесь обрывается голос автора… Дальше пойдут надписи».

Дорогие друзья!
Добро пожаловать на новый сайт Музея Кино.

Мы постарались сделать его интересным и удобным, и продолжаем над этим работать. В ближайший месяц здесь будут появляться новые разделы и материалы. Если у Вас появятся какие-то предложения и идеи по сайту, будем рады их получить.

Ваше имя *
Email *
Ваши предложения *